Загрузка Семинары
This cеминар has passed.

Гончаренко А.И.

Можно рассматривать сердце как вместилище тончайших токов и накоплений.

Запись Е.И. Рерих от 18.06.1934./В.П. ч. 2. С. 464/

В 1970-е годы в Институте экспериментальной патологии и терапии АМН СССР проводились опыты по моделированию нейрогенного инфаркта миокарда на обезьянах. В одном из них, во время созданной стрессовой ситуации, у самца гамадрила произошла непреднамеренная закрытая травма бедренной артерии с обширным подкожным кровоизлиянием. Когда его привязали к столу, чтобы снять ЭКГ и оказать помощь, то он, неожиданно, скончался.

При патологоанатомическом вскрытии был зафиксирован инфаркт верхушки сердца. В левом желудочке под местом инфаркта находился тромб. Ревизия всех магистральных сосудов животного обнаружила ещё шесть белых тромбов (эмболов), сидящих друг за другом перед местом разрыва левой бедренной артерии. Это было типичное следствие инфаркта миокарда, когда тромб, организованный в полости сердца, выталкивается в сосуды. Однако в этом случае удивило то, что из всех сосудов тела обезьяны они все почему-то попали только к месту травмы.

Гистологическая картина внутрисердечного и шести бедренных тромбов указывала на то, что они формировались на одном и том же участке внутренней поверхности левого желудочка. Получалось, что этот участок был исходным пунктом начала их движения из сердца по сосудам именно в эту бедренную артерию.

На организацию одного тромботического свёртка крови в сердце требуется от 2 до 9 минут, у места же разрыва артерии их было шесть, и ещё один находился в сердце. Значит, на их формирование ушло не менее одного часа, в течение которого периодически каждый из тромбов выталкивался от верхушки левого желудочка в аорту и совершал по ней один и тот же путь к месту травмы. Повторяемость траектории движения одиночными тромбами в течение длительного времени указывала на то, что выбор их пути в бедренную артерию среди десятков сосудистых ответвлений был не случайным, а закономерным.

Современная биомеханика кровообращения ещё не нашла ответа на вопрос, каким способом исполняется целенаправленное движение порций крови по сосудистому руслу, хотя подобные факты известны в экспериментальной физиологии и медицине уже сотни лет. Например, одномоментный анализ крови, взятый из сонных и бедренных артерий, показывает, что кровь, направленная в головной мозг, теплее и содержит больше молодых, мелких эритроцитов с более активными веществами, чем состав крови, идущий в бедренную артерию. В плазме крови, поступающей в плодоносящую матку, иной состав белков и других питательных веществ, чем в плазме артериальной крови окружающих её органов. Старые крупные эритроциты из общего потока в аорте избирательно попадают только в селезёночную артерию, но когда они насыщаются угарным газом, то каким-то образом минуют её в течение получаса. Эритроциты интенсивно работающей руки содержат больше гемоглобина и кислорода, чем в это же время эритроциты неработающей руки, и т.д.

Эти факты селекции крови, не нашедшие до сих пор объяснения, с обнаруженным нами явлением объединило то, что в их основе лежит один и тот же процесс целенаправленного распределения элементов крови по определённым сосудистым областям.

Но в нашем случае, помимо факта целенаправленного движения крови, обозначилась ещё и дистанция, на которой действовал этот процесс, что натолкнуло нас на догадку: возможно, между участком сердца, где возникали тромбы, и местом, куда они выталкивались, существует какая-то сопряжённость. Для её подтверждения были проведены эксперименты, содержание которых основывалось на убеждении: поскольку при кровотечении из бедренной артерии проявилась связь с верхушкой сердца, то не исключено, что такие же связи могут обнаружиться и при кровотечениях из других артерий.